Home » Письменные материалы » Служащих или друзей » Служащих или друзей: Глава 12

Служащих или друзей: Глава 12

Esta página también está disponible en: Английский, Испанский, Арабский, Эстонский, латышский , Болгарский

Глава двенадцатая
ИЗ ВРАГОВ В ДРУЗЬЯ

заголовок данной главы мы вынесли идею из преисполненного радости Послания апостола Павла к коринфянам. Только что миновал долгий и тягостный период вражды и недоверия к Павлу со стороны членов Коринфской Церкви. Некоторые стали видеть врага в самом апостоле, однако Павел самоотверженно стремился к примирению и в конце концов добился успеха, о чем мы уже, писали в 3-й главе этой книги. Чувствуя искреннюю радость от вновь обретенного единства и дружбы, он пишет: «Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое. Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения. Итак, мы — посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает чрез нас, от имени Христова просим: примиритесь с Богом». (2 Кор. 5:17-20)

В новом переводе Библии, изданном Библейским Обществом, в данном отрывке говорится, что «Бог Христом преобразил (претворил) нас из врагов в друзья и возложил на нас задачу делать и других Его друзьями». Надо, однако, сказать, что русское слово «примирение» тоже превосходно передает мысль греческого оригинала.

Ты думаешь, я могу вернуться?

Примирению посвящена одна из самых незабываемых притч Господа. Иисус говорит о сыне, который в разгульном довольстве растратил лучшие годы жизни и промотал выделенную ему часть отцовского имения. И вот без гроша в

 

кармане и умирая с голоду, он кое-как устроился свинопасом, но, теряя в свинарнике последние силы, начал вспоминать, как хорошо ему жилось дома, и подумывать, нельзя ли как-нибудь выпросить у отца разрешения вернуться обратно. Он думал так, однако его мысли приняли бы совсем другой оборот, если бы он знал, что отец до сих пор подолгу глядит на дорогу, надеясь увидеть возвращающегося сына. Но, к сожалению, сын не очень хорошо знал своего отца.

Он раздумывал о том, как сделать так, чтобы отец впустил его, когда он появится на пороге, — ведь тот, наверное, будет очень разгневан. Быть может, сначала надо разыскать мать, она поможет выпросить прощение, и тогда он получит возможность искупить свою вину. Вспомнят, наверное, и о растраченных деньгах, но это придется как-то загладить.

«Я знаю, что делать — наконец решил сын, — попрошу его: пусть возьмет меня наемником». И с этой мыслью он тронулся в путь, разучивая все, что собирался сказать. Он шел и не расчитывал, что стоило ему поднять голову, посмотреть на дорогу, и он увидел бы отца, который все еще стоит и ждет. «И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился и побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: «Отче! Я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим». А отец сказал рабам своим: «Принесите лучшую одежду и оденьте его… станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». (Лук. 15:20-24)

Наконец-то сын узнал истину об отце, и ему даже не понадобилось заканчивать свою речь. Находясь в его объяти­ях, он- понял, что для примирения ничего не требуется. Отец уже давно простил его, но чтобы узнать об этом, надо было вернуться домой, и вот теперь, узнав, он пережил подлинное покаяние и примирение.

Старший брат вел себя как раб

Услышав шум веселья, старший брат заявил, что это несправедливо. «Вот, — начал он жаловаться отцу, — я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими, а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка».

 

«Сын мой, ответил ему отец, ты всегда со мною, и все мое — твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся». (Лук. 15:29-32). В своем стремлении отстоять справедливость — а это довольно часто случается с рабами — старший брат не пожелал принять участия в празднестве, и притча не говорит, изменил ли он когда-нибудь свое решение.

Отец всегда был нашим другом

Примирение означает, что враги становятся друзьями. Однако   ни   в   притче   о   блудном   сыне,   ни   в   каком-либо другом месте Библии нет мысли о том, что Отец сам, будучи оскорбленным, лично для себя испытывает потребность в примирении. Он никогда не был врагом своим заблудшим детям. Враждебность и отчуждение исходят только от нас.

Немало духовных рабов, на протяжении многих столетий постоянно заботясь о том, как бы — с точки зрения закона — лучше выглядеть в глазах Хозяина и непрестанно страшась, что они могут обратить своего Господа против себя, начинали верить, что примирение должно идти в двух направлениях. Однако, прежде чем пойти на смерть, Иисус сказал ученикам, что Отцу нет нужды менять отношение к своим грешным детям: Он относится к ним так же, как Сын. (Иоан. 16:26) То же самое имеет в виду и Павел, говоря, что «Бог во Христе примирил с Собою мир». (2 Кор. 5:19)

Христос говорит о примирении

Призвав учеников разделить с Ним дар дружбы (Иоан. 15:15), Иисус, стремясь показать, какая именно дружба желанна для Него и какую желал бы Он для Своих уче­ников, тотчас начал говорить о том совершенном единстве, в котором пребывает Он и Его Отец. Обратимся к тому, что Он сказал в Своей памятной молитве, запечатленной в 17-й главе Евангелия от Иоанна. «Не о них же только молю, — говорит Христос, — имея в виду учеников, — но и о верую­щих в Меня по слову их». И далее: «Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино». (Иоан. 17:20,21)

Но что это значит — быть «в» ком-то? Если Иисус во мне, если я в Нем, если Он в Отце, а Отец опять-таки в Нем, я хочу знать, кто в ком пребывает и насколько реально мое присутствие в ком-то другом?

Многие считают, что быть в ком-то другом значит быть «в единении», «в согласии», и нередко данный предлог так и переводится. Бог хочет столь тесного единение со Своими друзьями, что на самом деле можно было бы сказать: здесь один пребывает в другом. Все мы, конечно, обособлены в самих себе, но в то же время можем находиться в столь глубоком единении друг с другом, что будем являть как бы одно целое.

В Библии связь Отца с Сыном предстает как образец предельно возможного и предельного совершенного единства. «И слава, которую Ты дал Мне, Я дал им, — говорит  Иисус  Отцу,  —  да  будут едино,  как  Мы  едино». (Иоан. 17:22)

Цена примирения

Несколько раз Иисус упоминает о том, во что обойдется Его замысел привести вселенную к миру и гармонии. Он использует слово, которое иногда переводится как «искупление» (Мат, 20:28), и затем говорит, какова его цена. «И когда Я вознесен буду от земли, — говорит Он, — всех привлеку к Себе». (Иоан. 12:32) (В данном случае Он показывает, через какую именно смерть Ему предстоит пройти).

Итак, «всех привлеку к Себе», сказал Иисус, то есть речь идет не только о людях, но и об ангелах, которые, более полно осмысляя значение креста, вступают в более тесное единство с Богом. Так же думал и Павел, говоривший, что Божий замысел состоит в том, чтобы «все небесное и земное соединить под главою Христом». (Еф. 1:10) В другом послании он поясняет, что «благоугодно было Отцу… чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив чрез Него, кровию креста Его, и земное, и небесное». (Кол. 1:20)

Мир во вселенной

Почему же вселенная нуждалась в примирительной жертве Христа? Разве существовала какая-то угроза единству, разве дружба и мир, царившие в Божией небесной семье, утратили свою полноту?

Те из нас, кто всерьез готов отнестись к последней из шестидесяти шести библейских книг, увидят, наверное, что 12-я глава Откровения описывает войну, разразившуюся на небе. На всем протяжении своего повествования, от Книги Бытия до Книги Откровения, Библия говорит о причинах и последствиях этой войны, а также о том, почему, дабы одержать в ней победу и навеки утвердить мир, Христу пришлось пострадать и умереть.

До того как она началась, в Божией семье царило единство. В ту пору все дети Божий доверяли друг другу, и все доверяли своему Небесному Отцу, а Он, в свою очередь, мог без опасений верить им. Мы же знаем, что там, где царит взаимное доверие и где каждый достоин его, торжествует полнота мира и гармонии.

 

Но что же случилось?

Однако недоверие все-таки заявило о себе и даже вылилось в открытый мятеж и войну. На место единения и мира пришли разобщенность и противоборство. Грех вторгся в мир, а грех — это беззаконие и бунт, поясняет апостол Иоанн. (1 Иоан. 3:4) Грех — это утрата веры и доверия, уторит ему Павел. (Рим. 14)

Цель плана спасения состоит в том, чтобы восстановить утраченное доверие, положить конец мятежу и таким образом, вновь привести все мироздание к единству. В этот план вовлечены все дети Божий.

Кого-то, наверное, разочарует, а может быть, даже и оскорбит/ что Христос умер не только за них. Но ведь наше спасение бессмысленно, если Бог не одержит победу в этой войне и не восстановит мир в Своей семье. Разве захочет кто-нибудь из нас вечно жить во вселенной, которую раздирает война?

Без этого более широкого осмысления борьбы, в которую вовлечена вся вселенная, нам будет трудно понять слова Павла о том, что Иисус пролил кровь, дабы принести детям Божиим мир, примирение и единство как на небе, так и на земле. Но если же мы должным образом осмыслим и примем эту войну и все, что с ней связано, мы обретем более широкий взгляд на крестную смерть и божественный план спасения.

Единство, которого желает Бог, нельзя породить силой или страхом. Мы знаем, что в ходе человеческой истории многие тираны пытались поддерживать его жестокостью и устрашением, однако насильственное единообразие длилось недолго. Достаточно взглянуть хотя бы на то, что произошло во многих странах в последние годы.

О единстве, которое желанно Богу, в Новом Завете сказано, что оно — «единство веры и познания Сына Божия». (Еф. 4:13) Вполне естественно, что люди, которые, любят одного и того же Иисуса, которые доверяют одному и тому же Богу и Христу, вполне естественно, повторяю, что они будут тянуться друг ко другу. Одна и та же истина о Боге, освободившая их от тирании страха, соединит их самыми прочными узами. Друзья Бога, который Сам предстает как Друг, будут радоваться единящей их дружбе.

Именно здесь весьма важно понять значение креста. Там, где страх, там нет дружбы и единства. Голгофа учит, что Бога не надо бояться. Когда Он говорит «будь моим другом», Он не говорит «будь Моим другом, или Я сурово тебя накажу, а может быть, даже предам смерти». Разве вы говорите что-либо подобное своим друзьям, особенно если и впредь хотите поддерживать с ними дружбу? А ведь только она и составляет цель и смысл примирения.

Примириться значит стать друзьями

В своем Послании к римлянам Павел говорит об этом так: «Ибо, если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертию Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнию Его; и не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение». (Рим. 5:10,11)

Итак, превратить врага в друга Божия — есть цель и смысл примирения.

Copyright © 2010 - 2018 Speaking Well of God, Inc. All rights reserved. Terms of Use | Privacy Policy | Website by NewBlood