Home » Письменные материалы » Служащих или друзей » Служащих или друзей: Глава 9

Служащих или друзей: Глава 9

Esta página también está disponible en: Английский, Испанский, Арабский, Эстонский, латышский , Болгарский

Глава девятая

ЧЕСТНОСТЬ ДРУГА


Chapter 9

ророк Осия начинает свою книгу с рассказа о том, как Господь попросил его сделать нечто, с его точки зрения почти невероятное. Бог сказал, чтобы он взял в жены женщину, склонную к блуду. Даже если она и не блудо-действовала, Он знал, что вскоре это вполне может случиться.

Следует отметить, что Бог не рассматривал такое повеление как естественный закон, распространяющийся на повседневную жизнь. Оно не содержало столь явного, очевидного смысла, чтобы всегда исполнять его, даже если Бог никогда и не просил об этом снова.

Эта заповедь была дана лишь однажды, подобно той, которая была дана Аврааму. Бог хотел сказать Своему народу нечто очень важное, и поэтому Он просил Своего друга Осию не только донести эту весть, но и самому продемонстрировать ее смысл.

Очевидно, Осия очень хорошо знал Бога, и поэтому он не ослушался Его повеления и взял в жены Гомерь. Она родила троих детей. По всей видимости только один из них был ребенком Осии. Вскоре она покинула его, уйдя к своим любовникам.

— Господи, — мог сказать Осия, — теперь, наверное, я больше не нужен Тебе, я сделал все, что Ты хотел.

— Нет, Осия, самое главное еще впереди. Иди и отыщи свою жену. Возьми с собой денег, чтобы выкупить ее в случае необходимости. А когда найдешь, уговори, чтобы она вернулась домой и отныне стала твоей верной женой.

И Осия пошел ее искать. Я представляю, как он ходил туда-сюда, спрашивая: «Гомерь не видели?»

Наконец он ее нашел. Что бы вы сказали своей жене,

окажись вы на его месте? Если бы вы любили ее, то осудили бы за то, что она сделала? Быть может, вы схватили бы ее и потащили домой? И как вы думаете, после этого она захотела бы жить с вами? Но если бы она наотрез отказалась воз­вращаться, вы оставили бы уговоры и отпустили ее?

Или в порыве чувства вы, быть может, сказали бы ей что-нибудь кроме: «Пожалуйста, вернись»?

— Ты действительно хочешь, чтобы я вернулась?

— Да. (Или, может быть, только кивок и слезы). Мы не знаем, что сделал Осия, но Гомерь вернулась к нему.

Развращение народа

История с пророком и его женой свидетельствует об отношениях между Богом и утратившим верность народом. В течение долгого времени Бог уговаривал мятежный Израиль вернуться на прежний путь, снова довериться Ему и самому стать народом, достойным доверия. Они были детьми Его лучшего друга Авраама, однако несмотря на это они надру­гались над Его любовью, с презрением отвергая всякую попытку сближения с Его стороны.

Веру не завоюешь силой, и, скорбя, Бог предоставил их самих себе. Однако без Его покровительства последствия могли быть плачевными.

С горестью Господь вспоминает, как протекли долгие века неоправдавшейся любви.

«Когда Израиль был юн, Я любил его

и из Египта вызвал сына Моего.

Звал их,

а они уходили прочь от лица Моего,

Приносили жертву Ваалам

и кадили истуканам.

Я Сам приучил Ефрема ходить,

носил его на руках Своих,

а они не сознавали, что Я

врачевал их.

Узами человеческими влек Я их, узами любви, и был для них как бы поднимающий ярмо с челюстей их, и ласково подкладывал пищу им.

Не возвратится он в Египет, но Ассур — он будет царем его,

потому что они не захотели обратиться ко Мне. И падет меч на города его, ц истребит затворы его, и пожрет их за умыслы их. Народ Мой закоснел в отпадении от Меня, и хотя призывают его к горнему, он не возвышается единодушно.

Как поступлю с тобою Ефрем ?

Как предам тебя, Израиль?

Поступлю ли с тобою,

как с Адамою,1

сделаю ли тебе, что Севоиму?2

Повернулось во Мне серце Мое,

возгорелась вся жалость Моя!» (Осия 11:1-8)

Первые две строки 8-го стиха можно перевести и так:

«Как, о, как Я оставлю тебя Ефрем! Как предам тебя, Израиль!»

Читал ли Павел пророка Осию?

Будучи хорошо образованным иудеем, апостол Павел часто читал сочинения Осии. Интересно, что он чувствовал, когда читал, как Бог поступает с теми, кто отвергает Его? Быть может, вспомнив об этом ветхозаветнем отрывке, он еще больше растревожил свою совесть, когда, направляясь в Да­маск, собирался гнать тех, кто, по его мнению, отвергал Бога.

Так или иначе, но когда пришла пора ему самому писать об этом, он в начале своего Послания к римлянам три раза упомянул о том, что Господь «предал» тех, кому Он не смог донести истину.

«Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны. Не как они, познавши Бога, не прославили Его как Бога и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих и омрачилось несмысленное их сердце.

Называя себя мудрыми, обезумели и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся.

То и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что

они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью и поклонялись и служили твари вместо Творца…

Потому предал их Бог постыдным страстям…

И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства». (Рим. 1:18-28)

Этот отрывок вполне согласуется с той мыслью о Боге, согласно которой Он хочет, чтобы мы, будучи Его друзьями, любили Его и были Его соработниками. Обратите внимание: речь не идет о том, что Бог, омрачая сердца людей, тем самым наказывает их. Омрачение и очерствение их сердец явилось естественным результатом того, что они «подавляли истину неправдою». Они «заменили истину Божию ложью» и даже начали поклоняться животным. В те времена некото­рые из них поклонялись жукам и крокодилам!

Однако поскольку известно, что мы уподобляемся тому, чему поклоняемся, представьте себе, к чему нас приведет поклонение жуку. Представьте, что дети молились бы так: «Дорогой Господь, наш Жук, благослови маму, благослови папу и помоги нам еще больше походить на тебя».

В самом начале приведенного отрывка Павел говорит о Божием гневе. Обратите внимание, как Бог являет Свой гнев, и вы увидите, что он отличен от гнева человека. Павел согласен с Осией: тем, кто отвергает Его, Господь являет Свою любовь, указывает на Свое разочарование и затем, скорбя, предоставляет их самим себе.

Если люди упрямо отвергают Бога и истину, что остается делать кроме как предоставить их неизбежным последствиям своего недомыслия и мятежа?

Однако насколько тяжелы последствия такого решения? Бывают ли они роковыми и если да, то почему?

Виноват ли врач?

Представьте, что вы на приеме у врача. Он — признан­ный авторитет в том, что касается именно вашей болезни. И вот он дает вам специальное лекарство, а вы какое-то время колеблетесь.

— Доктор, — обращаетесь вы к нему, и в вашем голосе слышится тревога, — что вы делаете с теми пациентами, которые не хотят принимать лекарство?

— Почему у вас такой тревожный вид, — спрашивает он. — И что вы имеет в виду, когда говорите «что вы делаете»? Наверное, вы слышали какие-то разговоры о том, как я лечу своих пациентов?

— Да, доктор, и должен признаться, что меня это не­много обеспокоило. Есть один врач, по всей видимости, не из ваших друзей, так вот он говорят, что вы…

Вы не решаетесь продолжать, однако, похоже, что этот врач хорошо знает свое дело, и к тому же у него такое доброе лицо. Он просит вас продолжать.

— Я, собственно, собирался вам сказать, есть люди, которые говорят, что, если ваши пациенты не хотят прини­мать лекарство, вы сурово их наказываете. Вы мучаете их. И даже убиваете. Они говорят, что вы делаете это для того, чтобы другие пациенты не отваживались отнимать у вас ваше драгоценное время. И мне кажется, это заставляет их проворнее оплачивать счет.

— Но тогда почему же вы пришли ко мне?

— Ну, я был у многих, но никто не смог мне помочь. Я слышал, что вы весьма успешно лечите такую болезнь, и потому решил посмотреть, стоит ли рисковать.

Доктор вполне понимает вас. «Скажу вам только одно: примите лекарство. И я хочу, чтобы вы принимали его строго по рецепту. Ваше состояние столь серьезно, что если вы не позволите мне помочь вам, вы долго не проживете».

Доктора не убивают пациентов, которые не слушают их, однако иногда им приходится наблюдать, как те умирают. Иногда плачут и доктора.

Бывает, случается так, что умирающим оказывается ребенок врача. Как отец и как врач он изо всех сил пытается уговорить своего сына изменить губительный образ жизни. Однако непокорное чадо упорно отказывается, и любящему отцу ничего не остается как оставить его в покое. И отныне отец-врач может только одно: стоять у постели своего ребенка и смотреть, как он умирает.

Доверяя небесному врачу

Бог явил Себя как наш небесный Отец и Врачеватель. Во время Своего земного служения Иисус значительную часть времени посвятил исцелению больных. У Него было очень мало времени для того, чтобы исполнить Свое пред­назначение. Но тогда почему же Он не уделял проповеди большего времени?

Из   всех   шестидесяти    шести   библейских   книг   мы

видим, что Бог стремится не только объяснить, но и показать. Когда Христос исцелял всех людей без различия, то как это свидетельствовало об Отце и о том, как Бог относится к грешникам? Ведь некоторые из них никогда не отблагода­рили Его, а другие впоследствии даже стали врагами.

Иисус пришел не для того, чтобы засвидетельствовать о Боге как о Боге уничтожающем. И Бог неизменен. В конце концов заблудшие встретятся с Господом лицом к лицу. И Он все же оста-лея их врачом, которМЙ хочет облегчить их жизнь.

Но тогда почему Библия говорит о заблудших греш­никах как о существах погибающих? Потому что они не хотели слушать. Они не хотели принимать лекарство. Они не следовали предписаниям Врача. И что мог сделать небесный Врач, кроме как предоставить их последствиям своего же поведения?

Но почему они должны были идти к врачу, которому не доверяли? Доверились бы вы доктору, зная, что он легкомысленен в том, что касается истины? Доверили бы вы свою жизнь тому, о ком говорят что он гневен в общении с пациентами и даже угрожает им насилием?

С тех пор как дьявол оболгал Бога в райском саду, Господь страдал от той молвы, которая представляла Его грозным и безжалостным. Даже те, кто причисляют себя к Его друзьям, нередко говорят, что Он суров и своеволен. И поэтому Отец понимает, почему столь многие Его дети не приходят к Нему или идут к другим целителям.

Потому и Иисус, прежде чем взойти на Голгофу, дабы ответить, к чему в конце концов приводит грех, некоторое время жил среди нас. Он хотел, чтобы мы поняли, что Тот, Кто после многочисленных попыток примирения все-таки вынужден оставить некоторых Своих детей, на самом деле есть не кто иной как Врач и Друг, достойный всяческого доверия.

Своим вниманием и любовью к детям Христос показал, сколь безмерна любовь Отца. Ученикам казалось, что Спаситель слишком занят, чтобы тратить время на мальчиков и девочек, однако Иисус сказал: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне». (Мат. 19:14)

Принимая каждого с глубоким почтением и понима­нием (даже тогда, когда в ответ нередко встречал неприязнь и презрение), Господь показал, сколь безмерно терпение Отца. Однажды ученики сказали Ему, что они готовы просить огонь с неба для уничтожения всех, отвергших Его любовь. Но Христос не одобрил их эгоистичное нетерпение, и сказал, что пришел не губить, а спасать. (Лук. 9:51-55; 19:10)

Иисус хотел, чтобы мы поняли, что Отцу важна любая подробность нашей жизни. Когда дочь Иаира воскресла, и все вокруг пришли в большое волнение, именно Христос позаботился о том, чтобы ей дали есть. (Лук. 8:49-56)

Высшее свидетельство

Когда наступил конец неповторимой земной жизни Иисуса, Он явил высшее свидетельство того, каков Бог. В четверг вечером стража взяла Его. Суд был незаконным. Обвинение ложным. Он подвергся грубым оскорблениям, но Он ни разу не разгневался.

Дважды Его жестоко били. Всю ночь Ему не давали спать и есть. Испытал ли Он хоть какое-то раздражение? Ни на одну минуту.

Люди забавлялись, ударяя по Его израненной голове. Они высмеивали тайну Его рождения, говоря, что Он — незаконнорожденный. Они даже плевали Ему в лицо. Пришел ли конец Его терпению? Разгневался ли Он на Своих мучителей? Нет и нет.

И даже когда они пригвоздили Его ко кресту, Он сказал: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают».3

Поскольку Иисус просил Своего Отца простить Его мучителей, было ясно, что Сам Он уже простил их. Никто из них не просил об этом. Никто не молил Христа о прощении. Но так или иначе, — Иисус простил их, а ведь Он — тоже Бог.

Иисус говорил Своим ученикам, что Ему вовсе не обязательно молиться за них перед Отцом, потому что Отец, так же, как и Он, любит их и прощает. И если бы на кресте висел не Сын Божий, а Отец, то Он, подобно Сыну, простил бы Своих мучителей, даже если никто не просил бы за них.

Обратившийся разбойник

Вместе с Господом были распяты два преступника, один слева от Него, а другой справа. Они были бандитами, грабителями. В Библии они названы разбойниками, и поэто­му многие привыкли говорить о «разбойнике на кресте».

Поначалу оба разбойника тоже стали насмехаться над Иисусом, однако потом один сказал другому: «Мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал». Он взглянул на надпись на кресте Иисуса: там на еврейском, латинском и греческом было написано «Сей есть Царь Иудейский».

А потом Иисус услышал слова, которые, вероятно, хоть на миг облегчили боль и придали сил. «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое», — сказал разбойник.

Что заставило его произнести эти слова? Быть может, он слышал, как Христос просил Отца о прощении Своих безжалостных мучителей? Разбойник знал, каков он и, быть может, ему хотелось узнать, где он окажется после смерти. В таком случае лучше всего ему было оказаться в царстве этого всепрощающего Царя.

— Иисус, — проносилось у него в голове, — если ты действительно обретешь свое царство, позволь и мне быть там.

Затем Иисус увидел у креста Свою мать. Изнемогая от неописуемой боли и ни на минуту не переставая думать о том, во имя чего Он страдает, Сын Божий тем не менее сумел позаботиться о ней.

Рядом стоял Иоанн. «Присмотри за Моей матерью», — попросил Распятый, и с тех пор она стала жить в доме Иоанна.

Вскоре после этого Иисус умер, но, умирая, Он не спрашивал: «Господи, почему Ты убиваешь Меня? Почему Ты казнишь Меня?»

Нет.

Такого не было. Было другое. «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» — возопил Он. (Мат. 27:46) Хотя никогда ни на один миг Иисус не испытывал стремления к бунту против Бога, однако теперь Ему довелось пережить крайние последствия греха. Бог оставил Его как безнадежного грешника.

«Не знавшего греха Он сделал для нас грехом», — объ­яснит позднее Павел. (2 Кор. 5:21)

Часто говорят, что, когда в конце времен грешники будут умирать, Бог «изольет на них Свой гнев». На кресте Бог «излил Свой гнев» на Своего Сына, а это, как объясняет Павел в Послании к римлянам, означает, что Он «предал» Его, «оставил» Его. В 25-м стихе 4-й главы Павел говорит, что в момент Своей смерти Иисус был «предан», и это же самое слово он употребляет и в 1-й главе, поясняя, что происходит, когда Бог являет Свой гнев. (Рим. 1:24,26,28).

В некоторых переводах 25-го стиха говорится, что Иисус был «приговорен к смерти», и действительно, когда Он был «предан», Он умер. Можно сказать, что Он был «предан» смерти, однако в оригинале сказано, что Он был «предан» и не более. Быть может, Павел сознательно выбрал это слово, чтобы мы смогли понять, о чем должна была свидетельство­вать смерть Христа.

Цель свидетельства

В Послании к римлянам есть незабываемый отрывок, в котором Павел говорит о конечной цели крестной смерти Христа.

«Бог всем показал Его смерть, дабы она стала примирением через веру. Это было сделано для того, чтобы засвидетельствовать праведность Божию, ибо в Своем долготер­пении Бог не вспомнил прежних грехов человеческих. Это было сделано и для того, чтобы засвидетельствовать Его праведность в настоящее время, чтобы показать, что Он Сам праведен и оправдывает каждого, кто верит в Иисуса».4

Пожалуй, Павел не смог бы более проникновенно сказать, что смысл креста заключался в том, чтобы явить истину о характере Самого Бога, ту истину, которая лежит в основе нашей дружбы и веры.

Гефсимания и крест

Я часто пытался представить себя там в тот день, когда распяли Иисуса, и еще раньше, когда Он находился в Гефсиманском саду.

Там Он начал чувствовать Свою отчужденность от Отца, которая проистекала от того, что Он был «предан» как греш­ник. Поскольку Он чувствует, что прежнего единства с Отцом уже нет, его предсмертные страдания становятся невыносимыми. «Душа Моя скорбит смертельно», — читаем мы в Евангелии от Марка. (Мар. 14:34)

Лука пишет, что в это время к Нему явился ангел и укреплял Его. «И находясь в борении, прилежнее молился, и ыл пот Его, как капли крови, падающие на землю».5

И у ангелов есть вопросы

Итак, наказывает ли Бог Своего Сына? Готов ли Он убить Его? Над этим размышляют и ангелы (1 Тим. 3:16; 1 Пет. 1:12), тоже желающие знать, каков ответ будет сатане, заявившему, что Творец лгал. Находясь в Едеме, они слышали, как змей смеялся над предостережением, данным Адаму и Еве, и говорил, что они вовсе не умрут, если согре­шат. Если Бог не смог сказать правду, тогда конец доверию, а без доверия не может быть дружбы в Божией семье.

Ангелы видели, как дьявол исказил слова, сказанные Господом.

Предостережение о неизбежном последствии, вытекаю­щем из греха, было представлено как произвольная угроза со стороны Бога.

Ангелы видели, сколь губительным оказалось это искажение истины. Оно горьким ядом отравило наше восприятие Бога и наложило губительную печать на практическое исповедание веры.

На протяжении многих тысячелетий люди совершали жертвоприношения — нередко это были даже их собственные дети — и все для того, чтобы умилостивить рассерженных богов. Есть даже христиане, которые учат, что если бы Иисус не утолил Божьего гнева, мы уже давно были бы уничтожены.

Но если бы Сын постоянно не молил о нас, неужели бы Отец не смог Сам простить и спасти Своих детей? Сидя в горнице со Своими учениками, Иисус просто и ясно разъяс­нил им это заблуждение. (Иоан. 16:26,27) Теперь ангелы видят, как Бог-Отец и Бог-Сын вместе являют истину. Они видят все, что происходит в Гефсиманском саду и на Голго­фе, и все увиденное даст им ответ на все их вопросы и даст с такой очевидностью, которая навеки сохранит в Божией семье доверие и дружбу.

Ангелы знают, кто такой Иисус. Он — их Творец и Бог. Они внимательно наблюдают, что происходит с Тем, кого они любят и кому поклоняются. Неужели Отец отнимает жизнь у Своего Сына?

Они внимательно прислушиваются к словам, которые Господь говорит Своим ученикам: «Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть пять принять ее». (Иоан. 10:18)

Ангелы знают, что только у Бога есть такая власть, но сейчас они видят, что Иисус умирает и умирает действительно.

Ответы на вопросы

Верно ли, что грех приводит к смерти? Да, верно. Христос умер, ибо «возмездие за грех — смерть». Бог не обманул Адама и Еву.

Верно ли, что Бог убил Своего Сына?

Нет, неверно. Он оставил Его, как оставляет неиспра­вимых грешников. Верно, что «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23), однако не Бог налагает это возмездие. К нему приводит грех. «Грех воздает его рабам и воздает смертью», — читаем мы этот стих в одном из переводов.

Третий вопрос

Можно задать еще один вопрос: «Почему, Господи, нам необходимо знать, что Ты Сам не налагаешь возмездия? Ведь как Владыка вселенной Ты имеешь полное право уничтожить непослушных рабов».

— Все дело в том, — мог бы ответить Бог, — что Я не хочу относиться к вам как к рабам. Я не хочу, чтобы вы оставались только рабами, Я хочу, чтобы вы были моими друзьями.

Мне кажется, я слышу, как Он говорит: «Дети Мои, Я хочу, чтобы вы поняли, что послушание из страха приводит к бунту. Даже с трепетом Мне повинуясь, вы можете быть против Меня. Взойдите на Голгофу и посмотрите, что там происходит».

Там, как и в Гефсимании, Иисус переживает Свою богооставленность. «Для чего Ты Меня оставил?» — взывает Он, но и здесь было бы неверно думать, что Бог возложил на Него Свою губительную руку.

Однако на этот раз враги причиняют Ему страдания, причем делают это самым неторопливым и жестоким способом, на который они способны. Если бы они могли сжечь Его на медленном огне, они с удовольствием бы сделали это.

Но кто требовал, чтобы с Иисусом обошлись именно так? Самые послушные из рабов, которые когда-либо были у Бога. Они, конечно, тоже пришли на гору.

Они верят в Бога-Творца и глубоко чтят Его власть и силу.

Они верят в Библию и читают ее все время. Иисус хва­лил их за это. (Иоан. 5:39,40)

Они принимают все десять заповедей Десятисловия и, чтобы быть послушными в мелочах, добавляют к ним другие правила.

Они платят больше двойной десятины. Они не едят того, чего нельзя есть, и сторонятся неверных, дабы не оскверниться.

Они похожи на послушных рабов, но едва ли они могут быть друзьями Бога. По меньшей мере, они не друзья Христа, и их смущает мысль о том, кем Он может быть. Они говорят, что только одержимый может говорить о Боге так, как говорит Иисус. (Иоан. 8)

И теперь они во имя Божие просят, чтобы Он был замучен до смерти.

Они, наверное, думают, что их небесному Хозяину понравится столь преданное служение.

Как быть с огнем?

Часто Библия описывает, как грешники гибнут в «вечном огне».

Сам Господь говорит о том, что однажды настанет день, когда Он скажет им: «Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его». (Мат. 25:41)

Однако что же такое «вечный огонь»? Пророк Исайя говорит о тех, кого не губит «вечное пламя».

«Кто из нас может жить

при огне пожирающем?

Кто из нас может жить при вечном пламени?

Тот, кто ходит в правде и

говорит истину,

кто презирает корысть от

притеснения,

удерживает руки свои от

взяток, затыкает уши свои, чтобы

не слышать о кровопролитии

и закрывает глаза свои, чтобы не видеть

зла». (Ис, 33:14,15)

 

Нередко Библия описывает славу Божию в виде огня. Когда Господь сошел на гору Синай, «вид славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий». (Исх. 24:17)

Рассказывая о том, что он видел в своем небесном ви­дении, Даниил говорит, что престол Божий был «как пламя огня, колеса его — пылающий огонь». «Огненная река вы­ходила и проходила пред Ним», — добавляет он. (Дан. 7:9,10)

В своем видении Иезекииль тоже часто говорит о сиянии и огне. «Таково было видение подобия славы Господ­ней», — заключает он. (Иез. 1:28) Описывая, сколь величественен был Люцифер перед своим падением, он говорит, что тот был совсем рядом с Богом и «ходил среди огнистых камней». (Иез. 28:14)

Когда же Моисей, старый и верный друг Бога, просил показать ему Божию славу, Господь ответил: «Лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». (Исх. 33:20) Однако когда Моисей после встречи с Богом спустился с горы Синай, его лицо несло в себе столь яркий отблеск этой славы, что ему пришлось положить на свое лицо покрывало. (Исх. 34:29-35)

Говоря о том, что человек не может увидеть лица Божия и остаться в живых, Бог вовсе не имел в виду, что Он убьет всякого, кто отважится взглянуть на Него. Просто для людей в их теперешнем греховном состоянии явление славы Божией стало бы пожирающих огнем.

Грех настолько изменяет грешника, что конечным результатом является смерть. Утратив гармонию со своим Творцом, богоотступник не может вынести животворной славы Его присутствия.

Но как же тогда Бог может спасти грешников? Как Ему подойти к ним и подойти столь близко, чтобы они уверовали? Как Ему показать, что Он — Друг, которого не надо бояться?

Для этого Господь послал Своего Сына, облекшегося в человеческую плоть. Будучи «сиянием славы Божией» (Евр. 1:3), Иисус «уничижил Себя Самого… сделавшись подобным человекам». (Фил. 2:7) Для того, чтобы люди смогли познать Бога и остаться в .живых, Он человеческой плотью сокрыл ослепительную славу Своего Божества.

Однажды Бог явит ее во всей полноте. Он хочет, чтобы мир стал прежним, каким он был в самом начале. В Едеме Бог мог ходить и говорить с нашими прародителями, никак не скрывая Своей славы. (Быт. 3:8-10) Однако с тех пор как грех начал свое губительное дело, Бог по милосердию Своему сокрыл Свою славу. По словам Петра наш Небесный Отец «долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию». (2 Пет. 3:9)

Покаяние означает перемену нашего умонастроения. Господь из милосердия постоянно дает нам время и возможность учесть все, что Он нам показывает. Если мы решаем, что Богу можно верить и если затем начинаем постоянно доверять Ему и, пребывая с Ним, даем Ему возможность исцелить нас от того вреда, который был нане­сен грехом, со временем мы опять сможем жить в этой славе.

Моисей и Илия были исцелены от последствий греха, иначе они никогда не смогли бы находиться вместе со Христом на Горе Преображения. В тот памятный день два бывших грешника увидели славу Божию, явленную во всей полноте.

Однако когда Бог явит всю полноту своей славы в конце времен, все, что утратило гармонию с Ним, сгорит в огне этой славы. В тот великий и страшный день и спасенные, и погибшие будут охвачены ее «пожирающим огнем» и «вечным пламенем».

Но почему погибнут только грешники? Да, они погибнут, но в таком исходе не будет ничего произвольного со стороны Бога. Здесь речь не идет о положении перед законом, и такой исход вовсе не означает, что Господь скажет: «Этих сжечь, а тех сохранить!» Все очень просто: различие в нас самих.

Видя, как в великом множестве умирают Его мятежные дети, Господь возопит, как Он возопил в Книге пророка Осии: «Как предам вас? Как вас оставлю?!»

Я не могу представить (хотя и слышал такое утверждение), что когда Господь будет оплакивать гибель своих детей, спасенные будут призваны к радостному Его прославлению. Я вижу, как они соберутся вокруг Отца, так же как могли Петр, Иаков и Иоанн собраться вокруг Иисуса в Гефсиманском саду. И, быть может, Иоанн, единственный, кто видел, как умирал Христос, скажет: «Не плачь, Господи. Ты сделал все, что мог».

Цена ответа

А теперь подумайте, чего стоило Отцу, Сыну и Духу Истины ответить на эти столь важные вопросы, причем не просто дать ответ, а засвидетельствовать истину зримо и явно.

Это свидетельство было весьма мучительно, и с уверен­ностью можно сказать, что пойти на него мог только самый лучший Друг.

И поскольку только Бог сумел ответить на эти вопросы, только лучший Друг мог засвидетельствовать их нам.

Сила креста

В начале этой книги я говорил об одной актрисе, которая объясняла, почему она не принимает Бога. «Боги других религий не так жестоки, как Бог Ветхого Завета!» — говорила она.

Рядом с ней стоял молодой актер. Он не оспаривал ее слов, поскольку понимал, что привело ее к такой точке зрения, однако сказал, что сам он верит в Бога и считает себя христианином.

— Как вы пришли к вере? — поинтересовался я.

— Я не был христианином всю мою жизнь, — начал он, — это произошло недавно. Кто-то дал мне Евангелие от Иоанна.

— И что же вы там прочитали? Почему вам захотелось стать христианином?

— Это было повествование о крестной смерти, — ответил он, ни минуты не колеблясь.

— Не могли бы вы рассказать подробнее? — спросил я, думая, что он, наверное, слышал о какой-нибудь теории искупления.

— Я имею в виду то, как Христос вел себя на кресте, — сказал он очень задумчиво. — Стоит только подумать, что такой хороший человек был повешен. Иисус не сделал ничего плохого, никому не причинил вреда, однако они замучили его до смерти.

— И когда они оскорбляли его, Господь говорил, что прощает их, а потом сказал, что Отец — как Он. В Иисусе было что-то такое, что пробудило во мне желание поверить всему этому. И если Бог таков, каков Иисус, я, конечно, верю в Него.

— Поэтому я и решил стать христианином.

Copyright © 2010 - 2018 Speaking Well of God, Inc. All rights reserved. Terms of Use | Privacy Policy | Website by NewBlood