Home » Письменные материалы » Служащих или друзей » Служащих или друзей: Глава 5

Служащих или друзей: Глава 5

Esta página también está disponible en: Английский, Испанский, Арабский, Эстонский, латышский , Болгарский

Глава пятая

НЕ ВЕРЬТЕ СЛЕПО!


Chapter 5

просы общественного мнения показывают, что больше всего в нашем обществе доверяют церковным служителям и врачам, а меньше всего — политикам и коммерсантам, хотя некоторые считают, что на последнем месте стоят юристы.

Такое отношение к данным профессиям не всегда справедливо и тем более “несправедливо так относиться к лю­дям, которым вполне можно доверять в их профессиональ­ной сфере. Если кто-то решил стать священнослужителем, это вовсе не означает, что такой человек будет достоин всяческого доверия. Недавние трагические события свидетельствуют об обратном.

Спрашивали и о доверии людей к Богу. Оказалось, что почти во всем так называемом христианском мире оно серьезно ослаблено.

Бог, конечно, очень огорчен всем этим. Но разве станут люди отвергать Бога Авраама, Моисея и Иакова, Бога, справедливого как Иисус, Бога, который хочет видеть всех Своими друзьями?

Пожалуй, даже неплохо, что серьезные люди не могут доверять богу, который действительно не заслуживает дове­рия. Больше всего Господа печалит то, что многие из Его детей не знают Его по-настоящему. Во время моих путешест­вий по Британии я часто встречался с теми, кто почти или совсем не верит в Бога. Я задавал им один и тот же вопрос: был ли в их жизни период, когда они действительно верили?

— Да, конечно, — нередко слышалось в ответ, — я верил, когда был ребенком.

— И как же вы представляли Бога тогда? — спрашивал я.

 

Они начинали рассказывать, и, слушая их, я ловил себя на мысли, что если бы Бог действительно был таким, я бы тоже перестал в Него верить. Иногда я осторожно намекал, что, быть может, существует и другой взгляд на Бога.

— Можно ли сказать, что иногда мы неправильно понимаем Бога и неверно о Нем говорим? — спрашивал я и, глядя на добрые лица своих собеседников (англичан, ирландцев, шотландцев, жителей Уэльса), добавлял, не будучи в силах сдержаться: «Что бы вы сказали, если бы Бог был не только безмерно могуч, но и столь же милосерден, если бы Он больше всего ценил вашу свободу и неповто­римость и хотел бы видеть в вас не рабов, а Своих друзей?»

— Мне кажется, такому бы я поверил, — грустно говорили одни.

— Если бы я знал, что это действительно так, то пожалуй уверовал бы! — отвечали другие.

Одной лишь верой?

Как Богу явить Своим детям истину о Себе Самом?

—  Есть вещи, которые  воспринимаются только  верою,

— таков традиционный ответ многих благочестивых христиан.

— Но верою во что? — спрашиваем мы.

— Нет, я не имею в виду веру в кого-то или во что-то,

— отвечает собеседник. — Я говорю о том, что есть вещи, о которых вы можете судить только веруя.

В данном случае слово «вера» употребляется для того, чтобы охарактеризовать способ познания какого-либо объекта почти или вообще без доказательств. «Верю в то, о чем знаю, что не так», — так определил веру один школьник. Немно­гие, конечно, рискнут с ним согласиться, однако некоторые утверждают, что «верить, — значит быть убежденным в том, что противоречит здравому смыслу».

Может, именно поэтому многим так трудно верить в Бога?

Может быть, они просто не могут или не хотят делать то, что идет вразрез с их здравым смыслом?

Всю свою жизнь дети слышат от родителей и учителей, что надо полагаться на здравый смысл, и вправе ли мы, когда речь заходит о вере в Бога, сказать, что они спокойно могут отказаться от этого принципа?

 

«Я знаю, что это так!»

Во время моей учебы в колледже я посещал одну небольшую христианскую школу. Там я встретил девушку, которая, согласилась стать моей женой, и вот уже сорок восемь лет мы вместе. По обычаю такого рода заведений жилые комнаты девушек и юношей были предусмотритель­но размещены в разных концах учебного комплекса. По се­годняшним меркам такие правила выглядят слишком строгими и безнадежно устаревшими.

Каждый год, когда с приходом весны на территории школы расцветали персиковые деревья, учащиеся пережива­ли наплыв весенних чувств, а их наставники удваивали бдительность, дабы сохранить у своих подопечных надлежа­щий настрой на учебу.

Если выяснялось, что какой-то молодой человек готов принять преждевременное или опрометчивое решение, глубокоуважаемый декан женского отделения приглашал его к себе в кабинет для серьезного разговора. «Молодой человек, — торжественно начинала она, — согласитесь, что у вас не было возможности как следует познакомиться с этой девушкой». (И надо признать, что по тогдашним правилам это действительно было нелегко сделать). «Здравый смысл подсказывает, что, прежде чем сделать окончательное реше­ние, вам следовало бы узнать ее гораздо лучше. Быть может, этим летом вам не мешало бы съездить к ней в гости, посмотреть, как она живет с родителями и помочь в каких-нибудь домашних делах». (Как я уже заметил, в те времена нравы были весьма старомодны!)

— Но мне не надо знать ее лучше, — вежливо возражает собеседник. — Я обращался к Богу и теперь сердцем чувствую, что Господу угодно видеть ее моей женой.

— Но, молодой человек, вы же знаете, что неразумно доверять чувствам, особенно в такое время года. Никакая осторожность не покажется чрезмерной, если речь заходит о человеке, с которым вы намерены провести всю оставшуюся жизнь.

— Но разве вы не говорили нам — помните, тогда, в церкви — что, решив вверить свое сердце Богу, мы не должны сомневаться и задавать бесконечные вопросы, как мы это делаем в науке? Вы говорите, что никакая осторожность не будет чрезмерной, когда речь идет о выборе подруги жизни. Но если мы выбираем Бога, с которым пребудем в вечности, — тогда почему нам надо доверять сердцу, а не
голове?

— Молодой человек, существует различие между светским знанием и религиозной верой. Когда речь заходит о духовном, голова не должна мешать сердцу.

— Благодарю вас за совет, но я уже принял решение.
Она дала согласие, и мы приглашаем вас на свадьбу. Не
волнуйтесь, все будет хорошо. Сердце подсказывает мне, что
она как раз для меня.

Недавно я слышал, как один проповедник громогласно заявлял: «Я знаю, что Богу можно довериться, я постиг это верой».

— Хотите знать, почему я в этом уверен? Я просто знаю, что знаю, что я знаю, что это так! (На самом деле он еще дольше повторял свое «знаю»!)

— Откуда в вас такая вера! — хочется спросить.

— Это Божий дар, плод Святого Духа.

— Тогда почему не каждый наделен таким даром?

— Бог дает веру избранным, а если вам покажется, что поступая таким образом, Он ведет себя капризно или нечестно, вспомните Рим. 9:20, где апостол Павел предостерегает от стремления постичь Его неисповедимые пути.

Однако многие, задаваясь вопросом об этой мнимой капризности и не найдя лучшего объяснения, не хотят доверять такому Богу.

Можно ли отвергнуть дар веры?

Можно по-другому объяснить, почему не все наделены даром веры. Некоторые считают, что если Бог дает веру не всем, а только избранным, то тем самым ставятся под вопрос два других, не менее драгоценных дара: свобода и возможность выбора. Приверженцы данной точки зрения утверждают, что Бог дает ее всем, и каждый имеет возможность принять ее или отвергнуть. Некоторые к сожалению, выбирают второе.

Однако многие из сторонников этой позиции понимают веру как богоданную способность и готовность уверовать, не основываясь ни на каких внешних доказательствах. В таком случае возникает вопрос: на каком основании человек решает, принять ему дар веры или отвергнуть его? Или выходит, что принятие этого дара само является актом веры — той веры, которая еще не получена? Согласуется ли это со здравым смыслом? Если мы понимаем веру именно так, то я не могу верить, когда здравый смысл говорит мне, что верить не надо.

О значении слова «вера»

Нередко пытаются провести какое-то различие между просто верой, верой-убеждением и верой-доверием. Стремясь отыскать какой-то ответ в Новом Завете, необходимо помнить, что все три значения представляют собой перевод одного и того же греческого слова.

Поскольку многие переводы Библии используют эти слова именно как синонимы, не следует проводить резкого разграничения между ними, так как может сложиться впечатление, что речь идет о трех различных словах греческо­го языка.

Например, когда в Филиппах темничный страж спро­сил у Павла и Силы, что ему делать чтобы спастись, они дали ответ, который стал темой многих серьезных проповедей. Но что же они сказали? (Деян. 16:25-34)

«Веруй в Господа Иисуса», — гласит Перевод короля Иакова (1611-и год).

«Утверди веру в Господа Иисуса», — сказано в Переводе Нового Завета 1988-го года.

«Доверься Господу Иисусу», — читаем в другом переводе Библии.

Итак, все три слова в принципе означают одно и то же, и смысловой оттенок каждого из них надо выявлять из контекста. Из Послания апостола Иакова мы видим, что даже о бесах можно сказать, что они веруют в Бога. Или, о Его врагах лучше говорить, что они, так сказать, убеждены в Его существовании? Из контекста видно, что они чувствуют страх перед Богом и потому трепещут. (Иак. 2:19)

Прыжок во тьму?

Бог хочет, чтобы мы верили Ему — иначе нам никогда не обрести той дружбы, о которой сказано в Евангелии от Иоанна. Однако Он не требует, чтобы мы верили Ему как незнакомцу. Верить тому, кого не знаешь, значит играть в азартную игру, прыгать во тьму. Бог не зовет нас к такому риску,

 

Вспомним, как много Он делает для того, чтобы мы как следует Его узнали. «Бог, многократно и многообразно говоривший отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне», в Том, Кто в конце Своей неповторимой жизни мог сказать: «Видевший Меня видел Отца». (Евр. 1:1,2; Иоан. 14:9)

Вся земная жизнь Иисуса, Его общение с людьми, Его слова, сказанные об Отце, а более всего Его уникальная, ужасная и величественная смерть, — все это непременно свидетельствует о том, что такой Бог достоин доверия и что мир не видел никого, кто был бы более желанен и более достоин его поклонения.

Естественно, что такая точка зрения предполагает веру в Писание. Верить в Библию вовсе не значит очертя голову прыгать во тьму. К «прыжку веры» призывают другие ду­ховные книги, Библия же сама настаивает на том, что, прежде чем совершить акт веры, необходимо как следует рассмотреть имеющиеся свидетельства.

Старое обвинение

Из Книги Бытия мы знаем, что первым, кто призвал не верить Богу, был змей, живший в Эдемском саду. В Книге Откровения, последний из шестидесяти шести книг Библии, он назван «диаволом и сатаною, обольщающим всю вселен­ную». Там же сказано, что он возглавил мятеж против Бога и был «низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним». (Откр. 12:7-9)

Оба имени («диавол» и «сатана») означают клеветник и враг. Даже Иисус, столь милосердный к самым закоренелым грешникам, назвал его «лжецом и отцом лжи». (Иоан. 8:44)

«Бог солгал вам, — внушал сатана нашим прародителям, — вы можете верить Богу, который лжет? Если вы будете есть от этого дерева (Быт. 3), вы не умрете. Даже наоборот: съев его плод, вы уподобитесь самому Богу. Как Он мог так жестоко лишить вас этого благотворного дара? И как Он может быть столь бессердечным и неумолимым, сразу грозя смертью за первый же проступок? Если бы Он действительно любил вас, Он, по крайней мере, дал бы вам какой-то шанс».

Послушание или смерть! — вот что получается на самом деле. «Как вы можете поклоняться тому, кто так мстителен и суров? Столь требовательный и капризный бог не достоин вашего поклонения и веры».

Если Бог действительно таков, каким Его представил сатана, то он прав и не стоит верить тирану. А если так, то мы не сможем обрести ту свободу и дружбу, которую Иисус предложил Своим ученикам.

Но все дело в том, что вознеся свою клевету на Творца, сатана возложил ее на Иисуса, ибо Тот, Кто принес нам истину, и был Творцом вселенной. (Иоан. 1:1-3; Кол. 1:16)

Ответ Бога

Ответил ли Бог на эти обвинения? Достаточны ли они для того, чтобы им поверить?

Простого отрицания здесь не достаточно: даже если оно исходит от Самого Бога, мы никак не можем узнать, истинны ли Его слова. Сатана тоже обращается к нам и иногда делает это весьма авторитетно и властно. Однако ни слова, ни проявление верховной силы не могут убедить в честности и внушить доверия. Сам Иисус призывал не верить словам, даже если они сопровождаются проявление сверхъестествен­ной силы.

Он говорил, что придут духовные вожди, которые будут утверждать всяческую ложь — и даже называть себя Христовым именем! Они представят великие знамения и чудеса, чтобы подтвердить истинность своих утверждений. «Но не верьте им», — сказал Иисус. (Мат. 24:23,24) «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас. Ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: «я Христос», и многих прельстят». (Мат. 24:4,5)

«Возлюбленные! — призывал позднее апостол Иоанн. — Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире». (1 Иоан. 4:1)

Иоанн пишет, что непосредственно перед Вторым пришествием Христа сатана захочет покорить весь мир. Стремясь к этому, он проявит силу и власть и начнет творить великие чудеса и даже сумеет низвести огонь «с неба на землю пред людьми». Он обольстит чудесами всех «живущих на земле», кроме небольшого числа верных Господу. (Откр. 13:8,12-14)

И пророки могут лгать

Много лет назад Моисей призывал детей Израилевых не обольщаться чудесами. «Если восстанет среди тебя пророк или сновидец и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знаменье или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: «Пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им» — то не слушай слов пророка сего…» (Втор. 13:1-3)

Есть в Ветхом Завете одна история о том, как Господь послал пророка из Иудеи с вестью к царю Иеровоаму. Исполнив свою миссию, он не принял царского приглаше­ния, не вошел в его дом и, следуя Господней заповеди, пошел обратно другой дорогой.

Этот «человек Божий» был верным рабом Господа, он привык подчиняться, не задавая вопросов. «Если Бог сказал так, то я верю этому и с меня довольно», — рассуждал он, привыкнув к этому почтительному, но рискованному способу определения истины.

Он принес царю Божию весть, и когда тот пригласил его в дом, пророк без колебаний ответил: «Хотя бы ты давал мне половину твоего богатства, я не пойду с тобою, и не буду есть хлеба, и не буду пить воды в этом месте. Ибо так заповедано мне словом Господним: “Не ешь там хлеба и не пей воды, и не возвращайся тою дорогою, которою ты шел”». (3 Цар. 13:8,9)

Неподалеку жил другой старец-пророк, сыновья которого рассказали ему о вестнике из Иудеи и о том, что тот сказал царю.

«Какой дорогою он пошел?» — спросил старец. Сыновья указали путь. «Оседлайте мне осла», — сказал он и отправился вослед молодому пророку. Он нашел его под дубом у дороги.

— Ты пророк из Иудеи?— спросил старец.

— Я, — ответил тот.

— Тогда зайди ко мне и отобедай со мной.

— Я не могу. Бог повелел мне не останавливаться во время этого путешествия и ни с кем не есть. А раз Он так сказал, то так и будет.

— Не бойся, все в порядке..— ответил старец, — я такой же пророк, как ты, и ангел по повелению Господнему сказал мне, чтобы я пригласил тебя к себе домой и оказал гостеприимство.

 

Однако старец солгал. (3 Цар. 13:18)

— Ты считаешь, что Бог изменил свое повеление? Тогда другое дело; я всегда говорю: «О чем Бог скажет — тому я и верю».

И вот доверчивый, но обманутый пророк из Иудеи пошел за старцем. У этой истории печальный конец, и хочется спросить: «Почему ее вообще включили в Писание?» У молодого пророка не было оснований не доверять старцу, это было бы оскорбительно для него.

Но у него не было веских оснований с такой легкостью принимать изменение в божественном повелении. Разобрать­ся в ситуации было бы возможно только тогда, когда он при всей своей вежливости к старцу сохранил бы за собой право на проверку сказанного.

В наше время мы довольно часто слышим, как те или иные духовные наставники утверждают, что Бог Духом Своим или через ангелов сказал им то-то и то-то. Было бы заносчиво не признавать сказанное, тем более что Бог может говорить таким образом, однако Он же призывает нас к осторожности. И пророки могут лгать.

Вы купили бы у него лекарство?

Америка, 19-й век. Каждый раз, когда в колонне пере­селенцев появлялся торговец с полным фургоном волшебных лекарств, все приходило в движение. «Назовите вашу болезнь, и я дам вам то, что излечит вас!»

Легковерие толпы, помноженное на свидетельства тех, кто уже чудесным образом исцелился, убеждало в том, что заморский гость не шутит. Его порошки действительно стоили тех денег, которые он брал!

Однако все это не более удивительно, чем реклама лекарств, помещенная в одном из каталогов 1902-го года. Там обещали быстрое исцеление от недугов, с которыми современная медицина еще не справилась. Давалась стопро­центная гарантия.

Существуют «надежные» способы бросить курить, пить, побороть зависимость от опия и морфина, сбросить лишний вес. Какое-то мексиканское средство всего лишь за пятнад­цать минут «избавит» к вас от самой сильной головной боли. Доктор Роуз рекомендует «совершенно безвредные» фран­цузские пирожки, содержащие какую-то долю мышьяка и благотворно влияющие на кожу лица. Они сделают вас безупречно красивым «независимо от тех изъянов, которые у вас есть».

А вот доктор Хаммонд рекомендует «проверенные» пилюли, которые избавят вас чуть ли не от ста болезней и даже улучшат память. «Независимо от причины заболевания и тяжести страдания пилюли доктора Хаммонда излечат вас!» Если вы сомневаетесь, то каталог заверит вас, что все лекарства изготовлены по рецептам «всемирно известных медицинских светил», а также посоветует «остерегаться шар­латанов, вымагающих деньги за некачественные лекарства».

Такой каталог сам заставляет не верить в свою рекламу!

Сегодня в религии, на рынке, с экранов телевизоров, — отовсюду на нас постоянно обрушивается громогласные, соперничающие друг с другом заявления. Нет сомнения, что не все они истинны, и мы сделаем правильно, если последуем совету апостола Павла: «Все испытывайте, хороше­го держитесь». (1 Фее. 5:21)

Долгий путь к истине

Итак, Библия призывает к серьезному изучению и обстоятельному исследованию, она предостерегает нас от легковерия (даже тогда, когда речь заходит о чудесах) и тем самым внушает доверие к себе самой. Даже каталог, о котором мы упоминали, тоже советует не доверять «шарлатанам», и тем не менее я не смог бы поверить религиозному движению, наставнику или книге, которые не поощряют или — хуже того — запрещают свободное и основательное исследование основных принципов веры.

Когда мы видим, что духовный наставник боится почтительного, но пытливого интереса к его предмету, когда он, видя, что ученики настаивают на своем, занимает оборонительную позицию и даже сердится, мы не без основа­ний можем решить, что его точка зрения не имеет доста­точных оснований, а это, в свою очередь, подорвет нашу веру.

Разрушить ее легко, а возродить очень непросто. Призывы верить сами по себе ничего не доказывают. Гитлер, например, призывал верить ему, а история показала, сколь безумно верить обещаниям и заявлениям, не пытаясь подкре­пить их доказательствами.

Когда сатана усомнился в том, что Иов действительно верит искренне, Бог не стал голословно утверждать, что для сомнения нет оснований. Он позволил воочию убедиться в том,   что  это  действительно  так,   хотя   истина   потребовала страданий. Но именно так Бог свидетельствует о ней.

И несмотря на то, что обвинения, вознесенные на Него сатаной, были ложными, в данном случае существовал лишь один способ снять их. Только после того, как в течение дол­гого времени и в гуще весьма разнообразных и нелегких ситуаций Бог показал, что Он на самом деле достоин доверия, тогда доверие к Нему стало вновь возможным и обоснованным. И об этом свидетельствуют все шестьдесят шесть книг Библии.

Авторитет истины

В воскресенье, после того как распяли Иисуса, два Его ученика, потрясенные произошедшим, шли по дороге в Еммаус; вера их была сильно поколеблена. Смерть Христа смутила их, ибо они «надеялись, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля». (Лук. 24:21)

Иисус присоединился к ним, но они не узнали Его. Обоих мучили серьезные вопросы, на которые наверняка стоило ответить, но Господь не открылся им. Вместо этого Он начал изъяснять Ветхий Завет, в котором «Бог многократно и многообразно» говорил «отцам в пророках». Жаль, что мы не слышали Его слов!

Наконец оба путника признали, что их вопросы нашли ответ — причем они все еще не подозревали, что Сам Господь изъяснил им Писания.

Почему же Иисус не открылся им? Да потому, что, охваченные благоговейным почтением, они во власти эмоций с радостью приняли бы любое Его объяснение. «Если это говорит Иисус, мы этому верим и с нас довольно!»

Я думаю, что именно поэтому Иисус не торопился открыть Себя. Он не хотел, чтобы они, основываясь на одном только авторитете Его личного свидетельства, слепо приняли то, что Он скажет. Ведь и сатана «принимает вид ангела света». (2 Кор. 11:14)

Только после того как они согласились с Ним, рассмотрев все необходимые доказательства, Иисус им открылся, но открылся только после этого.

Бог не хочет, чтобы мы верили Его словам только потому, что они сказаны Им, Верховным Творцом вселенной. Он хочет, чтобы мы верили, постигая Его Самого, верили во свете истины.

Copyright © 2010 - 2018 Speaking Well of God, Inc. All rights reserved. Terms of Use | Privacy Policy | Website by NewBlood