Home » Письменные материалы » Служащих или друзей » Служащих или друзей: Глава 4

Служащих или друзей: Глава 4

Esta página también está disponible en: Английский, Испанский, Арабский, Эстонский, латышский , Болгарский

Глава четвертая
ВЕРА ПО ПРИКАЗУ?


Chapter 4а    колени    —    или брошу вас в огонь!»Навуходоносор, царь Вавилона и правитель великой Вавилонской империи не требовал, чтобы поклонялись именно ему. Воздвигнув огромного золотого истукана — высотой в тридцать метров и шириной в три — он повелел всем сановникам присутствовать на его освящении. Обо всем этом подробно рассказано в ветхозаветной Книге пророка Даниила. (Дан. 3)

Когда все собрались, глашатай объявил, что с первыми звуками музыки всем надлежит поклониться истукану, а кто не сделает этого «тотчас будет брошен в печь, раскаленную огнем». (Дан. 3:6)

Царь не видел ничего страшного в таком повелении: ведь боги грезили такой же карой всем, кто навлекал их гнев.

Теперь, когда минуло двадцать пять столетий, многим царское решение кажется невероятно жестоким и диким. Но разве он был более жесток, чем Павел, который — еще до своего обращения — «дыша угрозами и убийством», стремил­ся всех покорить своему страшному богу? И разве мы станем отрицать, что и в наше время миллионы людей верят в бога, который, требуя не только покорности, но даже любви и доверия, грозит в противном случае не просто бросить в раскаленную печь, но осудить на вечную муку в пламенею­щем огне?

Итак, зазвучала музыка, и все пали на колени, кроме трех молодых евреев — Седраха, Мисаха и Авденаго — кото­рые после завоевания Иудеи пленниками были приведены в Вавилон. Навуходоносор назначил им служение при царском дворе и совсем недавно возвел в высокий сан. Теперь же,

услышав об их непослушании, он пришел в ярость и велел привести их к себе.

 

«С умыслом ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, — спросил он, — и золотому истукану, которого я поставил, не поклоняетесь? Отныне, если вы готовы… падите и поклонитесь истукану, который я сделал; если же не поклонитесь, то в тот же час брошены будете и печь, раскаленную огнем, и тогда какой Бог избавит вас от руки моей?» (Дан. 3:14,15)

Все трое ответили почтительным отказом, сказав, что Бог, которому они служат, может спасти их, если захочет. Тогда царь, преисполнившись ярости, повелел, чтобы печь растопили в семь раз сильнее и всех троих бросили связан­ными в огонь.

Как Бог проучил Навуходоносора

Как исправить неуемно властного и высокомерного человека?

Как вообще достучаться до сердца тирана, столь закореневшего в своеволии, что любое противоречие и неповиновение пробуждало в нем жажду убийства?

Конечно, как только он взошел на престол, Бог мог легко уничтожить его. На окружающих это произвело бы сильное впечатление, но ничему не научило бы того, кто принял смерть. И тогда небесный Отец начал постепенно наставлять Своего заносчивого сына.

Только одно почитал Навуходоносор — верховную власть. Когда Даниил сумел рассказать ему сон, который он забыл, царь пал на колени перед пророком. «Истинно, — сказал он, — Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!» (Дан. 2:47)

Мы уже говорили, что Бог Сам приходит к нам и встречает нас там, где мы находимся. Моисею Он предстал в горящем кусте (Исх. 3), а Навуходоносору — в пламени раскаленной печи.

«Навуходоносор царь изумился и поспешно встал и сказал вельможам своим: «Не троих ли мужей бросили мы в огонь связанными?» Они в ответ сказали царю: «Истинно так, царь!» На это он сказал: «Вот, я вижу четырех мужей, ходящих среди огня, и нет им вреда; и вид четвертого подобен сыну Божию». (Дан. 3:24,25)

 

Вызвав приговоренных из пламени, царь при всех своих сановниках возгласил:

«Благословен Бог Седраха, Мисаха и Авденаго. Который послал Ангела Своего и избавил рабов Своих, которые надеялись на Него и не послушались царского повеления, и предали тела свои огню, чтобы не служить и не поклоняться иному Богу, кроме Бога Своего!» (Дан. 3:28)

Итак, Бог завоевал уважение и почтение царя, однако тот еще не знал Его как следует, не знал Его так, как узнал Павел, проделав свой путь в Дамаск. Он был совсем не готов сказать вместе с Павлом: «Всякий, кто не согласен со мной, поступай по удостоверению своего ума». (Рим. 14:5) Вместо этого он дает новое повеление, свойственное тирану:

«Чтобы от всякого народа, племени и языка кто произнесет хулу на Бога Седраха, Мисаха и Авденаго, был изрублен на куски и дом его был обращен в развалины, ибо нет иного Бога, который мог бы так спасать». (Дан. 3:29)

Явив Свою мощь, Бог только на один шаг приблизил к Себе Навуходоносора, и тот уже был готов с почтением слушать Его. Однако и сам решил прибегнуть к силе, дабы, устрашив народ, заставить его должным образом почитать столь всемогущего Бога.

Мы видим, что царь еще не может принять дар Господ­ней дружбы. Однажды Даниил отважился сказать ему, что Бог ожидает от него большего снисхождения к его слугам.

«Посему, царь, — сказал он, — да будет благоугоден тебе совет мой: искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным». (Дан. 4:24) А еще раньше мы видели, что Навуходоносора поразила вера, явленная тремя еврейскими пленниками.

И вот после нескольких лет смиряющего наказания царь признал перед всеми, что «Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет!»

«… По воле Своей Он действует как в небесном воинстве, так и у живущих на земле.

И нет никого, кто мог бы противостоять руке Его и сказать Ему: Что ты сделал?» (Дан. 4:32)

 

«Ныне я, Навуходоносор, славлю, превозношу и величаю Царя Небесного, Которого все дела истинны и путь праведны и Который силен смирить ходящих гордо». (Дан. 4:34)

«Угодно мне вспомнить знамения и чудеса, соделанные Всевышним для меня: как велики Его знамения, как разительны Его чудеса!» (Дан. 3:32,33)

Итак, мы видим, что Навуходоносора по-прежнему изумляет сила, хотя он и признает, что Господь прибегает к ней ради правды и справедливости. На этот раз он уже не говорит, что всякий, кто не пожелает вместе с ним покорить­ся Небесному Царю, будет «изрублен на куски» или брошен в огненную печь.

Мы не знаем, перестал ли он быть просто смиренным рабом, признающим одну только верховную власть. История его жизни завершается без каких-либо упоминаний о том, что он учил народ вере и любви — и в этом она совершенно не походит на жизнь двух друзей Божиих — Моисея и Павла. Но, быть может, в будущей жизни он узнает, что такое дружба, основанная на свободе, — ведь теперь как преданный и умный раб он готов слушать.

«Не воинством и не силою»

Место, где Навуходоносор повелел всем собравшимся пасть на колени, находится недалеко от Багдада, столицы Ирака. Говорят, что правителя этой страны очень восхищает царь древнего Вавилона, однако это восхищение не способст­вует миру на Ближнем Востоке.

Навуходоносор не может служить примером первого среди равных, примером призыва к единению, основанному на доверии, а не страхе.

Да если бы он и был таким, сегодняшние «императо­ры» наверняка не торопились бы им восхищаться.

Бог очень хочет, чтобы доверие и дружба воцарились на этой земле, где живет так-много потомков Его старого друга Авраама. Но тогда почему же Он не вмешается и не заявит о Своей высшей воле? Ведь Сам Иисус сказал, что «Богу все возможно». (Мат. 19:26) Осмелился бы тогда кто-нибудь утверждать, что Его власть не беспредельна?

Все верно, но если Своею мощью и силой Он превратит врагов в любящих и доверяющих друг другу друзей (пусть только на Ближнем Востоке), то кого отныне можно будет

 

винить в непрекращающейся вражде и недоверии?

Бог Сам ответил на эти вопросы, и Писание свидетельствует об истинности и значимости Его ответа. «Не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф». (Зах. 4:6) Через пророка Захарию эти слова были обращены к Зоровавелю, вождю израильтян, вернувшихся в Иудею из вавилонского длена. %. После семидесяти лет наказания народ вновь получил возможность показать себя достойным своего отца Авраама, возможность зажить в мире и согласии, дабы Иерусалим смог стать «городом истины» и «горою святыни». (Зах. 8:3)

Да, этот город действительно мог стать надежным и радостным убежищем. «Опять старцы и старицы будут сидеть на улицах Иерусалима, — читаем мы в Книге пророка Захарии, — каждый с посохом в руке, от множества дней. И улицы города сего наполнятся мальчиками и девочками, играющими на улицах его». (Зах. 8:4,5)

Молва о правдолюбии и доброте его жителей разнесется так далеко, что «будут приходить многие племена и сильные народы, чтобы взыскать Господа Саваофа в Иерусалиме и помолиться лицу Господа». «Будет в те дни: возьмутся десять человек из всех разноязычных народов, возьмутся за полу иудея и будут говорить: мы пойдем с тобою, ибо мы слышали, что с вами — Бог». (Зах. 8:22,23)

Именно этого Господь всегда хотел для потомков Своего старого друга Авраама — и не только для них, но и для всех, кто благодаря миролюбию и достоинству его детей смог узнать истину о его Боге.

Господь очень хотел помочь Израилю стать таким народом, однако Его весть, обращенная к Зоровавелю, могла воплотиться в жизнь только действием Духа, а не «воинством и силою», Никто не может противостоять Божией власти (и мы знаем, что Навуходоносор в конце концов убедился в этом), однако даже самый слабый человек может сказать «нет» тихому, кроткому голосу любви и истины.

Воинством и силою Господь сотворил этот огромный мир. Однако даже безмерная мощь не помешала отпасть Лю­циферу (Откр. 12:7-9) — самому ослепительному ангелу. Многие дети Адама и Евы, сознавая эту мощь, не стали доверять своему Творцу и любить Его.

Воинством и силою, почти теряя духовную связь с человечеством Господь в скорби наслал на всю землю потоп, однако ни то, ни другое не вселило веру в потомков Ноя.

 

Они не сомневались в существовании Бога. Они признавали Его верховную власть, однако подобно бесам, о которых говорит Иаков (Иак. 2:19), они со страхом думали о Нем. Они верили в Него, но не хотели довериться Ему как другу. Они даже начали строить башню, чтобы отойти от Него.

Воинством и силою Бог спас Свой народ от египетского рабства и привел в землю Ханаанскую, однако все это не укрепило его веры. Своею жизнью люди вновь и вновь показывали, что больше верят кровожадным языческим богам. Даже царь Соломон, столь хорошо знавший Бога и вдохновленный Им на создание Книги Притчей, приносил своих детей в жертву Молоху. (3 Цар. 11:7,8; 4 Цар. 23:10)

«Но Духом Моим, говорит Господь Саваоф»

Не по немощи обратил Бог Свои слова к Зоровавелю. Это были слова «Господа Всемогущего», и кто лучше Него знал пределы использования Своей власти? Некоторые из нас по-своему понимают смысл данного стиха. Речь идет о том, говорят они, что Божий замыслы нельзя осуществить человеческой силой и властью, но только Божией. Однако мне кажется, что смысл данного отрывка заключается в противопоставлении силы вообще и действия Святого Духа.

То, чего Бог желает больше всего — нерушимого мира, свободы, доверия и дружбы, — нельзя достичь силою и, тем более, страхом. Если бы Бог хотел одного только повинове­ния и бездумного послушания, Он бы уже давно достиг этого. Принцип ясен: «На колени — или я брошу вас в огонь!» Однако Бог — не небесный Навуходоносор, Он скорее пройдет через смерть, чем прибегнет к силе и страху. И мы знаем, что однажды — дабы навеки засвидетельствовать эту истину — Он действительно отдал Свою жизнь.

Из слов Иисуса мы знаем, как действует Дух. Он настав­ляет, убеждает, умоляет. Это вовсе не означает, что у Него меньше власти и силы, чем у Отца или Сына — ведь Дух Святой тоже Бог. Однако Его сила (самая великая и неколебимая) — это непреложная сила правды, о которой хорошо сказал апостол Павел в своем Послании к римлянам. (Рим. 1:17)

Такую силу признают не все. Она овладевает лишь теми, кто готов слушать, кто до глубины души тронут не громами с горы Синай, а истиной, сказанной кротко и с лю­бовью.

 

Дух кротко молил Иуду, когда Учитель омывал грязные ноги предателя. Ангелы пришли бы в изумление, увидев, как Творец вселенной, которому они поклонялись и пред которым благоговели, добровольно и смиренно преклонил колени перед Своим неверным учеником. В этот вечер Святой Дух обращался и к ним и, наверное, они узнали о Божием милосердии гораздо больше, нежели знали прежде.

Однако Иуда остался недвижим. Он не отозвался на ти­хий голос Святого Духа.

Где негодование Божие? Почему Бог не уничтожил его, столь неблагодарно отвергнувшего зов любви? Ангелы узнали о том, что Отцу, скорбя, пришлось оставить своего неверного сына, предав его естественному ходу событий. И несколько часов спустя во тьме собственного своеволия Иуда совершил самоубийство.

Прошло много лет, и Дух вдохновил Иоанна запечат­леть эти памятные события, о которых теперь мы можем прочесть. И, быть может, кто-то из нас, подобно ангелам, будет глубоко взволнован ими и еще больше укрепит свою веру в безграничное Божие милосердие. (Иоан. 13:1-20)

Такая вера не рождается по приказу. Она не приходит под страхом гибели. Ее рождает истина о Боге — том Боге, Которого мы видим в горнице со Своими учениками и Который предстает перед нами в других событиях, запечатленных в Писании.

Именно такою силою Святой Дух претворяет замысел Творца, желающего, чтобы Его мир был наполнен верными и преданными друзьями. «Не воинством и не силою, но Ду­хом Моим, говорит Господь Саваоф».

Copyright © 2010 - 2018 Speaking Well of God, Inc. All rights reserved. Terms of Use | Privacy Policy | Website by NewBlood