Home » Письменные материалы » Служащих или друзей » Служащих или друзей: Глава 2

Служащих или друзей: Глава 2

Esta página también está disponible en: Английский, Испанский, Арабский, Эстонский, латышский , Болгарский

Глава вторая

«Я НАЗЫВАЮ ВАС ДРУЗЬЯМИ»

 

Chapter 2лова, с которыми Иисус обратился в ту ночь к Своим ученикам, собравшимся в горнице,1 были сказаны на арамейском языке. Иоанн записал их: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его. Но я назы­ваю вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего».

Обратим внимание на различие, которое Иисус прово­дит между рабом и другом. Рабу или слуге не дано знать, что делает его хозяин. Его задача — делать то, что ему приказано. Никаких вопросов. Никаких раздумий. Только «слушаюсь» и «как вам угодно».

Желая показать, что Он не хочет слепого послушания, Иисус объясняет ученикам, что сказал им все о Своем Отце и тем самым дает им возможность откликнуться действительно желанным для Него сотрудничеством, основанным на свободе и понимании.

Но не лучше ли было бы нам, слабым и грешным смертным, оставаться послушными слугами? Ведь есть же в Послании к римлянам отрывок, который иногда используют для доказательства того, что верные слуги никогда не пыта­ются узнать о неисповедимых путях Божиих. В 20-м стихе 9-й главы апостол отвечает озадаченному и немного рассерженному любопытству: «А ты кто, человек, что спо­ришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: „Зачем ты меня так сделал?”»

Кажется, что такой резкий отпор кладет конец всяким попыткам что-либо понять. Принято считать, что этого вполне достаточно. «Скажи, во что нам верить и мы будем в это верить. Скажи, что нам делать, и мы будем это делать». Однако так говорит раб, и это противоречит словам Иисуса. И все-таки мне не раз приходилось слышать, как во время богословских дискуссий, желая поставить точку в споре, цитировался именно этот стих апостола Павла. Но важно — и принципиально важно — всегда читать его в более широком контексте. В первых восьми главах Павел говорит о том, что всем уверовавшим в Него, Бог дарует дружбу и спасение. Раса, национальность, пол, социальное положение — ничто не является преградой, ибо Бог — Отец всех нас.

 

 

— Но это не так, — возражают апостолу. — Это даровано отцу нашему Аврааму, и только его потомки удо­стоены такой высокой чести.

Павел согласен. Однако, продолжая разговор, он при­знает, что не все физические потомки Авраама получили этот благодатный дар. Истинные его наследники — это те, кто, как и он, избрали Бога и «уверовали в Него. «Но ведь это неправильно и нечестно!» — опять возражают ему. «Позвольте, но вы всего лишь люди, и разве вы можете советовать Богу, как Ему управлять вселенной?» — таков ответ Павла и смысл 20-го стиха. Нет сомнения, что Бог, как Творец вселенной и всего живого, имеет верховное право управлять этой вселенной так, как Ему угодно.

Евангельское благовестие в том и состоит, что, управляя ею, Он никогда не лишает нас свободы и, видя в нас своих друзей, призывает всех нас, как детей Своих, участвовать в этом управлении.

Двадцатый стих (Рим. 9:20) вовсе не направлен на то, чтобы как-то подорвать или пресечь благоговейную любо­знательность и дружелюбное стремление к познанию. Здесь Павел, скорее, удивляется тому, что каждый почему-то считает возможным столь дерзко, если не безрассудно, сомневаться в правильности божественного промысла.

Если же мы перестанем об этом думать, то разве
сможем мы, простые смертные, сохранить искренние, дружес­-
кие отношения с Тем, Кто бесконечно далек от; нас, Кто
Своим могуществом и величием внушает стоить благо­-
говейный ужас, что всесильные ангелы склоняются перед
Ним в смиренном поклоне? (Откр. 7:11,12) Разве возможна
дружба со столь всемогущим Существом?

А, может быть, в 15-м стихе 15-й главы Евангелия от Иоанна Иисус как раз и говорит о Своем собственном смирении, о том, что Он вовсе не был величественно непри­ступен, когда жил среди нас, деля с нами наш человеческий удел? Пусть так, но смог бы эти же слова произнести Сам Отец? Мы любим петь «Иисус — наш лучший друг», но слышал ли кто-нибудь хоть раз песнь о том, что — «Наш лучший друг — Отец»?

Однако Иисус уже подготовил учеников к осмыслению этого момента. «Видевший Меня видел Отца. И верующий в Меня, в Отца верует», — говорит Он как раз перед тем как назвать их друзьями. (Иоан. 12:44,45; 14:9; 15:15) «Сам Отец любит вас», — добавляет Христос немного позднее. (Иоан. 16:27)

Итак, кто же такой Иисус? Библия много раз говорит о Нем как о Боге, как о Самом Творце. Однако нигде это не выражено так ясно, как в том отрывке из «Мессии» Генделя, который поется на каждое Рождество.

«Ибо младенец родился нам; Сын дан нам… и нарекут
имя Ему… Бог крепкий, Отец вечности. Князь мира». (Ис. 9:6)
Мы знаем, кто Князь мира, но ведь Он же — крепкий Бог и
Отец вечности! И это Тот, кто зовет нас не рабами, а
друзьями!                   .

«Так сказал Бог!» И мне этого достаточно!

Однако может показаться, что Библия больше говорит о
послушных рабах, перечисляя соответствующие награды и
наказания. Верно. И я думаю, что многие набожные люди —
к которым я отношусь с уважением — любят именно эти
места. Они стремятся поступать так, как, с их точки зрения,
должны поступать рабы. Они не задают вопросов. И не ищут
причин.

— Вера не нуждается в доказательствах, — говорят они и сразу готовы подписаться под известным лозунгом: «Так сказал Бог! Я верю в это — и мне этого хватит».

Были религиозные вожди, которым очень нравилось такое отношение к Богу. Считая себя Его посланниками, они во многом по сходному принципу утверждали свой собственный авторитет и ожидали, что их последователи станут им верными рабами. Рабы не спрашивают. Не ищут причин. Они просто подчиняются.

Джим Джонс2 убедил в этом своих единомышленников, и, пребывая в послушании, девятьсот человек выпили яд и умерли. Но многие из «Народного храма» остались бы живы, если бы задались вопросами.

В   слепой   вере   они   покорились   требованию   своего

безумного   вождя    и   принесли   себя    в   жертву,   совершив массовое самоубийство в джунглях Гайяны в 1978 году.

«Будьте моими друзьями, или я уничтожу вас!»

Те, кто много раз находил в Библии угрозы, вполне естественно могут спросить: «Какая дружба может быть с тем, кто грозит испепелить нас, если мы ослушаемся? Получается, что Бог говорит: «Будьте моими друзьями, или Я убью вас».

В таком случае Навуходоносор был мудрее. Он не стал говорить: «Покажите, как сильно вы меня любите, или я брошу вас в огонь».

Он сказал проще: «А кто не падет на колени и не поклонится, тотчас брошен будет в печь, раскаленную огнем». (Дан. 3) Вы можете поставить человека на колени, но заставить его быть вашим другом вы не в силах.

«Люби меня, или уйди!»

Однажды в день св. Валентина я получил открытку с изображением знаменитого кота Гэрфилда, героя многих мультфильмов. Этот Гэрфилд, обычно весьма сердитый, держал в руке свое сердце и проникновенно взывал: «Делай выбор, делай выбор: люби меня, или уходи». Чем не способ завоевать друга? Однако, раскрыв открытку, я прочитал: «Смотри, не ошибись, а то я тебе покажу!»

Итак, люби меня или пеняй на себя? Звучит абсурдно, как и было задумано. И как в таком случае объяснить грозное предостережение третьего ангела из Книги Откровения, если мы к тому же вспомним 15-й стих 15-й главы Евангелия от Иоанна? Стало быть, Бог говорит: «Я больше всего жажду вашей любви и дружбы, но если вы не дадите мне их, я обреку вас на вечную муку». Заманчиво? Убедительно?

Или все-таки можно спросить, почему же именно так? Рабы молчат. Спрашивают друзья. С почтением и уважением, но спрашивают: почему?

«Спроси, если храбрый!»

Есть у меня и другая открытка, на которой Гэрфилд, замахиваясь молотком, мрачно предлагает: «Спроси, если храбрый!» Похоже, что некоторые, к сожалению, ожидают такого и от Бога. Мне, правда, кажется, что гораздо рискованнее не спрашивать, так как в итоге нам придется пить яд — вместе с Джимом Джонсом.

Библия не скрывает свидетельств, с помощью которых друзья Бога могли обосновать свой взгляд. Писание даст вам примеры того, как Небесный Отец относится к вопросам Своих детей.

Авраам названный другом

Давайте вспомним об Аврааме. Решив уничтожить Содом, и Гоморру, Бог сначала рассказал о Своем замысле старому другу. (Быт. 18) Что ответил Авраам? «Кто я такой, чтобы спрашивать о своих неисповедимых путях? Как угод­но, Господи. А я, пожалуй, устроюсь на холме, посмотрю оттуда, как они горят».

Нет, совсем не так!

«Боже, мне кажется, что Ты не сделаешь это, если там живет хотя бы пятьдесят, сорок, тридцать, двадцать порядоч­ных людей или даже меньше. Прости меня, Господи, если я кажусь дерзким, но разве не должен Судия вселенной быть справедливым?» (Быт. 18:25)

Что ответил Бог? «Ну все, на этом наша дружба закончилась. Такой наглости я никогда не слышал!»

Нет, вовсе нет!

«Ты хочешь понимать и говорить со знанием дела. Во всем остальном Писании ты будешь являть собой пример настоящей дружбы и доверия». И действительно, как в Вет­хом, так и в Новом Заветах Авраам предстает как лучший друг Бога, имевший дерзновение спрашивать Его: «Почему?»

Друг Божий Моисей

Бог сказал Моисею: «Я устал от этих людей. Отойди и дай мне уничтожить их. А от тебя Я произведу другой мно­гочисленный народ». (Исх. 32:7-14; Числ. 14:11-19)

Что ответил Моисей? «Хорошо, Господи. Как угодно, Господи. Кто я такой, чтобы спрашивать о Твоих неисповедимых путях? Я глубоко польщен тем, что Ты произведешь от меня многочисленный народ».

Нет, ничего такого он не сказал.

«Боже, я думаю, Ты не сделаешь этого. Но если бы и сделал, это только повредило бы Твоему имени. Услыхав об этом, египтяне решили бы, что Ты по слабости своей просто не смог привести свой народ в землю, которую обещал ему. Боже, я хоть немного, но знаю Тебя, и мне кажется, Ты просто не сможешь этого сделать!»

«Кто знает Меня так, как знаешь ты, Моисей? Ты действительно Мой друг, и поэтому Я могу говорить с тобой открыто и напрямик, как со Своим другом». (Исх. 33:11; Числ. 12:8)

Друг до конца

А потом был Иов. «Боже, — восклицал он, воочию видя, что Бог оставил его, — Боже, ведь мы были такими друзьями. Мы всегда могли говорить друг с другом.- Почему же теперь Ты молчишь? Скажи, что случилось?» (Иов. 29:1-4, 30:20)

Елиуй и трое других благонамеренных, но «жалких» утешителя (Иов. 16:2) пришли к нему со своими советами. «Я не стал бы напрашиваться на разговор с Богом, — сказал Елиуй. — Не окончилось бы все это моей смертью?» (Иов. 37:20) Сразу видно, что перед нами в лучшем случае просто смиренный раб.

«Но я хочу, чтобы Бог ответил мне, — настаивал Иов. — Ответь мне, Боже, ибо я знаю: если мы начнем разговор, то я пойму, почему это случилось со мной». (Иов. 23:3-7) И Бог ответил. «Ты прав, Иов, — сказал Он. — Твои утешители не знают Меня так, как знаешь ты. Благодарю тебя за то, что ты до конца оставался Моим другом, благодарю за сказанную тобой правду». (Иов. 42:7,8)

Если бы ученики приняли дар дружбы, предложенный Иисусом, они почувствовали бы, что могут свободно спрашивать Его прямо там, в горнице. Они могли бы спросить: «Если Ты хочешь, чтобы мы были Твоими друзьями, скажи нам, почему в Библии так много говорится о рабах?

Если к любви и дружбе невозможно склонить при помощи закона, то почему так часто прибегают к закону?»

«Скажи брату, что любишь его!»

Быть может, вы помните, как много лет назад вы влепили оплеуху своему младшему брату. Мать с присущей ей проницательностью быстро поняла, кто виноват.

— Попроси у брата прощения, — говорит она. Но вы совсем не чувствуете себя виноватым и не прочь влепить ему еще одну. Однако рядом стоит мать, она гораздо выше вас, и вы говорите: «Прости меня». Какая фальшь слышится в вашем голосе!

И тогда мать делает еще хуже. «Скажи своему брату, что любишь его». Не помните, как это у вас прозвучало?

Но дальше — больше. «Поцелуй своего дорогого брата».

— Я не могу.

— Я сказала: «Поцелуй своего брата или тебе будет очень плохо». Не припоминаете, каков был ваш поцелуй?

С какой печалью, наверное, Богу тоже пришлось собрать Своих детей у подножия горы Синай (Исх. 20) и заповедать им любить Его и друг друга, не убивать, изжить ненависть; распутство, воровство и ложь. Но если отец так поступает, значит дела в этой семье очень плохи.

Повелеваю любить?

По словам апостола Павла закон был дан по причине преступлений и прегрешений. (Гал. 3:19) И действительно Бог больше всего хочет для своих детей мира, любви, счастья и взаимного доверия. Но это нельзя дать с помощью закона и, тем более, с помощью силы или страха. «Не воинством и не силою, не Духом Моим, говорит Господь Саваоф». (Зах. 4:6) Только благодаря воздействию Духа любви и истины лю­ди свободно пожелают дать Богу то, что Он хочет от них.

Вы можете силой превратить их в рабов, но не в вашей власти сделать их своими друзьями. ‘

Я хотел бы, чтобы там, в горнице, ученики попросили Иисуса объяснить им, почему Он так часто говорит о законе. Опыт и здравый смысл свидетельствуют, что неразумно приказывать людям любить Бога и Друг друга. Однако, мы видим, что, прежде чем назвать Своих учеников друзьями и сразу после этого, Иисус дает им заповедь любви. «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас». «Сие заповедую вам: да любите друг друга». (Иоан. 15:12,17)

Затем Он тут же добавляет: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам». (Иоан. 15:14) Вы когда-нибудь говорили так человеку, которого хотели видеть своим другом?

Представьте, что вы еще учась в школе, подойдете к какому-нибудь ученику и скажете: «Пока ты будешь делать то, что я говорю, ты будешь моим другом». Как он на это посмотрит? Когда вы именно так и понимаете дружбу, то я очень удивлюсь, если у вас будет много друзей.

Честь быть рабом

Кто решился бы обратиться к Богу, памятуя о невероятных словах из 15-го стиха 15-й главы? Кто решился бы сказать: «Мы больше не хотим называться Твоими рабами и настаиваем, чтобы отныне с нами обращались как с друзьями!»

Быть рабом Божиим — большая честь. Как чудесно, прожив свою земную жизнь, услышать от Него: «Хорошо! Ты добрый и верный раб». Но сам Бог предлагает нам нечто большее, гораздо большее — быть Его друзьями и понимать Его.

Однако, здесь мы не хотим принизить лозунг: «Так сказал Бог, я верю в это и этого довольно». Но вот, что Бог говорит: «Я уже не называю вас рабами, ибо рабы просто делают то, что им сказано; но Я называю вас друзьями, ибо хочу, чтобы вы понимали». Добрый и верный раб будет жить в согласии со своим лозунгом, но весьма серьезно воспримет то, что Бог хочет видеть в нем Своего друга.

Но я бы хотел быть Божиим другом

Итак, кем вы себя считаете: рабом или другом?

— Я нечто большее, — отвечаете вы, — я — сын Божий.

— Но почему быть сыном — лучше?

— Да потому что у детей есть права, и я высоко ценю, что Иисус даровал мне их столь дорогой ценой.

Однажды мне довелось услышать такую проповедь: «Когда я окажусь на небе, и встречусь там с Богом, если Он захочет узнать, почему я здесь, то просто покажу Ему свои права, — говорил человек, стоявший за кафедрой. — Богу не обязательно любить меня. Все, что Ему надо сделать, это убедиться, что я имею право быть здесь».

Мне кажется, что так говорит только раб, и звучит это не очень дружественно. Я знаю многих сыновей, которых нельзя назвать друзьями своих отцов. Авессолом был сыном Давида, но он же был его злейшим врагом своего отца.3

Что до меня, то я предпочел бы быть другом Бога, а не лишь только Его сыном, но, к счастью, нам не надо выбирать: мы можем быть и слугой, и сыном, и другом.

Быть рабом Божиим — большая честь, особенно рабом верным.

Неоценимое преимущество зваться Божиим сыном.

Но больше всего я хотел бы быть Его другом. Другом, который доверяет и которому доверяют.

Copyright © 2010 - 2018 Speaking Well of God, Inc. All rights reserved. Terms of Use | Privacy Policy | Website by NewBlood